Авторизация на сайте
Законодательное собрание Иркутской области
Иркутской области

Расширенный поиск

Контакты

Карта сайта

«Я никогда не буду находиться в состоянии самоуспокоенности». ИА Байкал Инфо, 09.03.2017
10.03.2017

«Я никогда не буду находиться в состоянии самоуспокоенности». ИА Байкал Инфо, 09.03.2017

СМ Номер один, № 9 от 8 марта 2017 года

Депутат Законодательного Собрания Нина Чекотова рассказала о себе, Иркутске, своем бизнесе и депутатских обязанностях

Депутат Законодательного Собрания Нина Чекотова — одна из самых известных и одна из самых обсуждаемых в Иркутске представительниц прекрасного пола. Я знаю немало людей, для которых именно она, Нина Александровна, является идеалом женщины. Поэтому накануне женского праздника у меня не было больших сомнений относительно того, к кому напроситься на восьмимартовское интервью. Поскольку Нина Александровна является коренной иркутянкой, да и в региональном парламенте она представляет областной центр, разговор мы начали с Иркутска.

Иркутские окраины

— Нина Александровна, каким вам вспоминается Иркутск вашего детства? Что запомнилось больше всего?

— Моя семья жила в Лисихе, на улице Станиславского. Сейчас здесь вполне престижный район, а тогда это была окраина Иркутска. Микрорайоны Байкальский, Солнечный только начинали строиться. В то время поездка в центр города для жителей наших кварталов была настоящим событием. «Куда собираетесь?» — спрашивала одна семья другую. «В город», — отвечали те. И для большинства наших соседей такая поездка была настоящим праздником. Улица Карла Маркса — это всегда кафе «Снежинка», мороженое в пиалах, посыпанное шоколадом. Центральный парк культуры и отдыха — это аттракционы, которых сейчас уже, к сожалению, нет. И все мои детские воспоминания об Иркутске, все ассоциации связаны с городом-праздником.

— А в Лисихе вы чем занимались? Какие у вас развлечения были?

— Самые обычные: ловили майских жуков, играли в классики, казаки-разбойники…

— И вы тоже в казаков играли?

— Да, конечно. В то время в районе Лисихи было очень много строек — возводили здание «Водоканала», Иркутскэнерго. Город рос в нашем направлении, и для этой игры было много подходящих мест. В то время мы росли практически на улице. Это сейчас родители занимаются детьми, посвящают им очень много времени. У наших родителей такой возможности не было, они весь день проводили на работе. У меня маму в какой-то степени заменяла бабушка, которая опять же больше внимания уделяла ведению хозяйства. Поэтому утром мы уходили на улицу и лишь поздно вечером приходили домой. Зачастую в ссадинах, синяках… Помню, как кто-то периодически приносил проектор, мы прямо во дворе натягивали простыню, смотрели фильмы… На эти просмотры приходили люди со всей округи. Мы все хорошо знали друг друга — то есть не в пределах одного дома или одной улицы, а в рамках целого района. В школе я была знакома почти со всеми — от первоклашек до десятиклассников.

Семейные традиции

— Странно — я примерно в это же время учился, только моя школа была в центре Иркутска, и у нас в этом плане как-то по-другому было…

— Поскольку наш район считался окраиной, у нас был свой уклад. На майские праздники, когда у родителей появлялась редкая возможность побыть с семьей, они брали одеяло, корзинку с бутербродами — а бутерброд с колбасой был тогда огромным дефицитом, — и мы уходили на заливы. Это была территория между появившимися позднее микрорайонами Байкальским и Солнечным. Там меня родители учили плавать. Сейчас эти заливы, к сожалению, почти исчезли.

— Вы упомянули о родителях. Расскажите о них подробнее…

— И мама, и папа не иркутяне. Бабушка с маминой стороны родом из Центральной России, с Черноземья. Папу с его сестрой, тетей Валей, во время Великой Отечественной войны вывезли по льду Ладожского озера из Ленинграда. В Иркутске мама работала закройщицей, отец — сварщиком. Бабушка занималась хозяйством. Большого достатка в семье никогда не было. Все зарабатывалось только своим трудом.

— Какие-то семейные традиции были?

— Главные традиции в то время так или иначе касались каких-то совместных мероприятий, которые укрепляли семью…

— Пельмени лепили?

— Делали не только пельмени, но и холодец, пирожки, многое другое… Думаю, что основной традицией того поколения было совместное застолье на какие-то всеобщие, государственные праздники и на наши семейные торжества.

— Неоднократно слышал, как вы говорили в других интервью, что бабушка привила вам особое отношение к религии. В чем это выражалось?

— Бабушка была истинно верующим человеком. Сейчас в вопросах веры произошли перекосы. Задают человеку вопрос: «Вы верите в Бога?» Он отвечает: «Верую». Я считаю, что вера и истинная вера — две разные вещи. На примере своей бабушки я видела, какой это поистине тяжелый труд — истинная вера. Она связана с большими ограничениями, которые человек накладывает на себя в жизни: молитвы несколько раз в день, соблюдение постов, следование церковным канонам. Мне нередко задают вопрос, верю ли я в Бога. Да, я верю, но я не истинная верующая. Но так как меня воспитывали в вере и мы с бабушкой и моей сестрой Ириной часто ходили в Крестовоздвиженскую церковь, втайне от всех, конечно, потому что я была комсомолкой и активисткой, я очень близко почувствовала и приняла библейские, церковные законы, по которым сейчас стараюсь жить.

Первое чувство

— Смотрел перед нашей встречей вашу биографию и обратил внимание, что вы очень рано вышли замуж, в 17 лет. Это действительно была любовь или просто желание быстрее начать самостоятельную жизнь?

— Это было мое первое чувство, очень сильное, причем оно было взаимным. В то время запрещалась регистрация брака, если тебе нет 18 лет, и, чтобы преодолеть этот запрет, нужно было пройти определенные инстанции, указать причину — в общем, достаточно долгая бюрократическая процедура. Раньше не было понятия гражданского брака, и наши отношения нужно были либо оформлять законно, либо расставаться. Таковы были принципы моей семьи и семьи Павла.

— Как вы познакомились?

— Да как и вся молодежь в то время. Были танцы на острове Юность, была компания девчонок, компания молодых людей… Любовь с первого взгляда — это как раз наш случай. У нас не было сомнения в своих чувствах, и уже через три с половиной месяца мы поженились.

— В советское время молодые семьи, как правило, сталкивались с определенными бытовыми трудностями. У вас они были?

— Это были серьезные трудности и серьезные испытания, которые нас не разъединили, а еще больше сплотили. Когда есть чувства и ты готов перевернуть горы, бытовые трудности отодвигаются на второй план. Это сейчас есть ипотеки, кредиты, а тогда купить квартиру было просто невозможно. Максимум, что светило советской молодой семье, — это какая-нибудь ведомственная развалина, что в итоге у нас и получилось. Несколько лет мы прожили с родителями мужа в деревянном бараке на улице Нестерова: печное отопление, вода из колонки, туалет на улице. Родилась наша дочь Настя, и только через три года после этого Павлу наконец выделили отдельную квартиру на улице Софьи Перовской, в историческом памятнике. Тоже абсолютно без удобств. Больше 15 лет мы в этой квартире прожили. Именно там, на улице Софьи Перовской, начинался наш бизнес.

«Нам нужна была удача»

— Как это происходило — рождение вашего бизнеса?

— Началась перестройка. Мы понимали, что нужно что-то делать — просто чтобы выжить. И решили попробовать себя в новых условиях.

— Тогда много кто начинал бизнес, но далеко не у всех получилось. В чем секрет вашего успеха? В стечении обстоятельств?

— Если и было какое-то стечение обстоятельств, то в очень малой степени. А вот что точно было — это некий внутренний толчок, за которым последовало понимание, как все должно происходить. Безусловно, было и определенное чутье — если его нет, то бизнесом вообще нет смысла заниматься. Начинали мы с маленьких предпринимательских движений. Открыли в вагончике магазинчик, торговали стройматериалами, другой продукцией. Как только появилась возможность, пошли дальше. Нужна была площадка, и нам подписали документы на небольшую территорию, площадью 0,4 га, которая имела на тот момент очень неприглядный вид. Сейчас там располагается рынок «Ушаковский», а на тот момент это была городская свалка: задний двор завода им. Куйбышева, куда свозился весь мусор не только с завода, но и из города. Своими силами убирали территорию, устанавливали забор, поставили тот же самый вагончик, отапливаемый печкой-буржуйкой.

— Там, если не ошибаюсь, вы открыли автомагазин, один из первых в Иркутске?

— Да, и он стал началом нашего уже более крупного бизнеса.

— Почему свое предприятие назвали «Фортуна»?

— Было четкое понимание того, что как корабль назовешь, так он и поплывет.

— Фортуна — это же удача. А как же трезвый расчет?

— Расчет? Расчета не было. На тот момент нам очень нужна была удача. Потому что весь капитал, который у нас имелся — а это моя заработная плата и заработная плата Павла, — был вложен в дело. Мы во всем ограничивали себя, понимая серьезность нашего шага. А он был очень серьезный, потому что и супруг, и я уволились с работы, чтобы полностью посвятить себя новому делу.

— Сейчас это крайне успешный бизнес. Вы достигли того, что планировали?

— Я человек, который никогда не будет находиться в состоянии удовлетворенности и самоуспокоенности. По натуре я перфекционист. Сделав что-то, я сразу вижу, что можно было сделать лучше, больше, качественнее. На сегодняшний день есть понимание того, что те жизненные задачи, которые я ставила перед собой, реализовываются. И не более.

Приоритеты депутатской работы

— Давайте поговорим о вашей работе депутата. Вот объясните мне, Нина Александровна, какой смысл идти политику, если в бизнесе все нормально? Предприятие развивается, получает неплохую прибыль…

— Когда бизнес достигает определенного уровня, ты начинаешь соприкасаться с теми людьми, которые его окружают. Периодически непроизвольно решаешь проблемы этих людей. И многое гораздо легче решить, когда имеешь какой-то статус. Поэтому из бизнеса люди уходят в политику. Такой путь прошла и я. А оказавшись в политике, поняла, что я могу теперь делать гораздо больше и, главное, мне это интересно.

— Вы начали политическую карьеру с ЛДПР…

— Можно по-разному относиться к партии и Владимиру Вольфовичу, но на тот момент его тезисы и идеология показались мне убедительными. И если проанализировать ситуацию, мы видим, что некоторые вещи, о которых он говорил 8—10 лет назад, сейчас осуществляются.

— А вы с Жириновским встречались?

— Да.

— И как он вам показался?

— Очень профессиональный политик. Великолепный оратор. Грамотный, профессиональный, харизматичный, со своим внутренним убеждением.

— Но потом вы вышли из ЛДПР…

— С партией я порвала по достаточно банальной причине. Началась предвыборная кампания, и партия предложила лозунг «Россия — для русских». Так как у нас регион многонациональный, а исторически это вообще земля бурятская, я пыталась протестовать против этого лозунга. Когда стало понятно, что наши взгляды все больше расходятся, я рассталась с ЛДПР, сохранив при этом свои убеждения.

— Сейчас вы состоите в партии «Единая Россия». Почему?

— На сегодняшний день я беспартийная, но на выборы шла от «Единой России» и состою во фракции этой партии в Законодательном собрании. Считаю, что это единственная сила, которая способна провести страну через сложнейший комплекс экономических и политических проблем, характерных для текущей ситуации.

— Куда сейчас направлена ваша депутатская деятельность?

— На выполнение своей предвыборной программы. Территория моего округа № 1 сложная, там очень много проблем, и в этих условиях было важно определить приоритеты депутатской работы. Конечно, один из главных вопросов — это строительство нового корпуса поликлиники № 9, которая находится на сегодняшний день в плачевном состоянии. Я надеюсь, что дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки: в бюджете на 2017 год заложили финансирование, поэтому, скорее всего, очень скоро мы увидим начало строительства.

— Скажите, а у вас в жизни есть какой-то авторитет, на которого вам хотелось бы равняться?

— Я никогда над этим не задумывалась и не пыталась проанализировать чужую жизнь, чтобы применять ее к своей.

— Нина Александровна, ну давайте возьмем хотя бы ваш избирательный округ. Неужели там нет людей, про которых мы говорим, что это кладезь народной мудрости?

— Конечно, есть много уважаемых людей, причем далеко не все из них находятся в пожилом возрасте. Более того — я уверена, что каждый человек уникален по-своему. Есть люди с трудной, необычной судьбой. Я встречала огромное число примеров необыкновенного мужества. Смотришь на людей и думаешь: как они это вынесли? И сразу твои собственные проблемы уходят куда-то на второй или третий план. Общение с такими людьми дает жизненные силы, стимулирует на дальнейшую работу. Но в слово «авторитет» я вкладываю немного другое понятие. У меня непростая судьба, и я проживаю ее сама, не равняясь ни на кого…

Личным примером

— Нина Александровна, расскажите, пожалуйста, о своей семье.

— У меня двое детей — дочь и сын — и трое внуков.

— Чем дети занимаются?

— Дочь работает на нашем предприятии. Она взрослая, у нее уже своя семья. Сыну 19 лет, он учится в экономическом университете по специальности «экономическая безопасность».

— В Иркутске учится?

— Да.

— Почему не стали отправлять учиться за границу или хотя бы в Москву?

— Мое внутреннее убеждение таково, что первое, базовое образование молодой человек должен получать там, где проживает. Подрастет, окрепнет, поймет, что его, а что не его, и дальше уже сам будет определять свой путь. Препятствовать не буду, приму его выбор!

— Есть у вас какие-то методы в воспитании детей?

— Я очень горжусь и дочерью, и сыном. Они у меня замечательные. Что касается методов, то, честно говоря, у меня и времени-то не было, чтобы применять какие-то правила или системы для воспитания детей. Я убеждена, что только личный пример может воспитать из детей настоящих граждан и дать им внутренние правильные качества. Я часто слышу дискуссии на предмет того, как у таких положительных родителей вырастают столь проблемные дети? И я убеждена, что, если люди одинаково искренни в обществе и у себя дома, плохих детей у них быть не может.

— Сейчас в вашей семье какие-то традиции есть?

— Традициям у нас не всегда получается следовать, потому что я очень занятой человек: приходится и в командировки летать, и бизнесу очень много времени посвящать, и своим депутатским обязанностям. Если получается, мы стараемся по субботам встречаться всей семьей…

— Что делаете?

— Жарим шашлыки, общаемся, обсуждаем семейные проблемы.

— На какие-нибудь увлечения время остается?

— Практически нет. Иногда получается съездить на горнолыжную трассу. Если нет такой возможности, то просто гуляю по лесу с собаками, у меня их две — немецкие овчарки.

— Нина Александровна, вот вы достаточно состоятельный человек. Часто приходится себе в чем-то отказывать или, по сути, вы все можете себе позволить?

— Думаю, мало кто поверит, но у меня нет яхт, вилл. Мне это неинтересно. Убеждена, что человеку не так много надо, чтобы чувствовать себя комфортно. Большую часть финансов я инвестирую в предприятие, в развитие бизнеса.

— У вас есть мечта?

— Да. Мечта есть. Очень хочется, чтобы на всех территориях, сформированных «Фортуной» под застройку, были реализованы проекты, которые в свое время задумывались. Это и благоустройство набережной, и завершение реконструкции кинотеатра «Пионер». Я хочу, чтобы Иркутск, где сейчас живу я и где, надеюсь, будут жить мои дети и внуки, рос и развивался.

— А вот многие люди, особенно молодые, наоборот, хотят уехать отсюда…

— Такая тенденция действительно присутствует. Но мы должны прекрасно понимать, что для того, чтобы сломать этот стереотип молодежи, нам необходимо своими руками создать комфортную среду. Для этого у нас есть опыт, силы, знания, и именно этим мы планируем в ближайшие годы плотно заниматься.

Алексей Елизарьев

Поделиться с друзьями:
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Календарь событий

<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Сегодня 23 мая
Областное законодательство
Состав, график, работа
© Законодательное Собрание Иркутской области 2000 - 2017гг.
E-mail администратора: admin@irzs.ru